• +7 910 796 62 81. Жигун Анастасия Анатольевна

Новости

Девочка войны

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Дети войны... Как часто мы произносим эти слова, но всегда ли задумываемся, что кроется за ним? Какие испытания, труды и страдания перенесли самые маленькие и уязвимые из людей в те страшные, огнем полыхающие годы? Дети, пережившие ужасы войны, достигли сейчас почтенного возраста. Но вот что удивительно, среди тех из них, с кем мне довелось общаться, не было ни нытиков, не пессимистов, может, оттого, что пережив и голод, и угрозу смерти, научились они ценить жизнь со всеми ее простыми радостями, улыбкой приветствуя каждый новый день?

...Я мельком глянула на миниатюрную женщину, усердно молящуюся неподалеку от меня в нашем храме:
-Надо же, в таком пожилом возрасте легко кладет земные поклоны, касаясь пола всей ладонью, мне бы так! Интересно, сколько же ей может быть лет?

Очень скоро познакомлюсь с ней поближе и узнаю, что ей не было и десяти лет, когда началась Великая Отечественная война. Преподаватель физкультуры в воскресной школе при храме в честь Рождества Иоанна Предтечи, Галина Васильевна Турукалова охотно рассказывает о своем военном детстве, хотя иногда заметно волнуется.

Отец Гали Савельевой умер, когда девочке не было и года, оставив троих детей и безутешную вдову. Воспитанием детей занималась не только мама, зарабатывавшая на жизнь работой на фабрике, но и мать покойного отца, настоящая дореволюционная питерская бабушка, что разумно вела хозяйство в их коммунальной квартире, а внуков приобщила и к бытовой культуре, и первые ростки христианской морали привила.

Война беспощадно разрушила дружную семью. Сразу после выпускного вечера ушел на фронт старший брат, чтобы стать матросом, защитником Кронштадта. Галя вместе с сестрой и другими детьми по приказу Сталина подлежала эвакуации из города. Детей собрали при школе, под руководством учительницы отвезли на вокзал, погрузили в вагоны, и поезд тронулся навстречу немецкой авиации.

Галя не помнит, в каком районе поезд был атакован фашистскими бомбардировщиками, но от Ленинграда отъехали они недалеко. Но запомнила очень хорошо завывание бомб, падавших на остановившийся состав, ребятишек, словно горох сыпавшихся с высокой насыпи и устремлявшихся к реденькому лесу неподалеку от железнодорожного полотна. И уж, конечно, до смерти не забудет того фашистского летчика, что пролетал так низко над ней, что даже видно было лицо в темных, прикрывавших половину его очках. Казалось, будто и не человеческое это лицо, а какого-то лютого и беспощадного чудовища. Как вжикали, поднимая фонтанчики песку пули возле той крошечной елочки, под которую Галя пыталась спрятать голову.

Когда немцы улетели, появился какой-то мужчина в форме железнодорожника, и повел детей прочь от разбомбленного поезда, не разрешая оглядываться (как она поняла потом, чтобы не видели, сколько ребятишек осталось лежать у насыпи, растерзанных бомбами и расстрелянных из пулеметов). Железнодорожник провел их по лесу, и, показав рукой, сказал:
-Вон там, где трубы, село, проситесь, может и пустит кто. Да не шумите, на дорогу не высовывайтесь, немец уже сюда прорвался.

Труб Галя не видела из-за своего маленького роста, но послушно побрела вслед за старшей сестрой и совсем взрослой, лет шестнадцати девочкой Ниной, как-то само собой ставшей в группе за командира.

Хозяйки в селе запирали ворота при виде оборванных, испуганных детей. До середины села дошли, пока одна из них, тетя Груша, сжалилась и заявила, что пустит пятерых, больше ей не потянуть. В пятерку счастливчиков Галя не попала, зато там оказалась ее старшая сестра, и на ее просьбу не бросать младшенькую хозяйка откликнулась. Других детей тоже постепенно разобрали по домам.

Указав нечаянным постояльцам на умывальник с холодной водой во дворе, тетенька позвала их за стол, взяла в руки черную рогульку на длинной ручке и, засунув в печь, из-влекла оттуда нечто несуразное. Это было что-то вроде огромной закопченной кастрюли с узким дном и широкими боками. Ловко грохнув сооружение на деревянный кружок посреди стола, хозяйка пригласила:
-Ну, чего дожидаетесь, барчата? Лупите картошку-то, лупите!
Дети продолжали сидеть в недоумении, в чем же провинилась аппетитная горячая картошка, пока хозяйка не объяснила:
-Чистите, кожуру-то, сдирайте.

Картошки у тети Груши было много, но непрошеные едоки старались умерить аппетит, боясь, что хозяйка испугается , что не прокормить ей такую ораву, и выгонит их из дома. Ходили в лес за грибами, ели тронутую первыми заморозками рябину и подсохшие на ветках ягоды черемухи, от которой сводило скулы и, словно камни, откладывались в животе.

А осень все настойчивее прогоняла летнее тепло из тихой деревеньки. Зябко становилось ребятам в легкой одежонке, а Гале, выскочившей из вагона, даже не успев схватить рюкзачок, и вовсе плохо приходилось в измочаленных в лесных походах сандаликах.

Как-то ночью заявился к тете Груше муж, скрывавшийся в партизанском отряде. Глянул на детишек и приказал:
-Пока у нас связь с Ленинградом есть, пишите своим родителям письма, чтобы приезжали за вами, иначе не перезимуете.

Обещание свое партизан выполнил, скоро за дочками приехала мать. По возвращении поездка едва не стоила ей свободы – женщину судили за самовольную отлучку с работы, но, слава Богу, оправдали. Смутно вспоминала Галя, как перебирались обратно в город через занятую немцами территорию, ехали даже на телеге, запряженной коровой (а, может, это и бык был).

Родной град встретил неприветливо – артобстрелами, бомбежками и все уменьшающейся нормой хлеба. В Ленинграде все население работало на оборону, вот и Галя ходила по квартирам и помогала жильцам крест накрест заклеивать бумажными полосками оконные стекла, чтобы не разлетались от воздушной волны при взрывах.

Вторая эвакуация семьи оказалась более удачной. Вместе с матерью и бабушкой вывезли мою героиню и ее сестру из охваченного вражеским кольцом Ленинграда. Дедушка ехать с ними отказался и остался в родном городе, оказалось, что навсегда. Как непосредственно покинули город, девочка не запомнила, но потом снова ехали поездом, опять попадали под бомбежки. Конечным пунктом эвакуации оказалась станция Шарья, где эвакуированные месяц жили в вагончиках, а потом переселились в бараки.

Мама, чтобы прокормить семью, устроилась проводницей вагонов, отправляясь в рейс то на неделю, а то и на целый месяц, старшая сестра стала ученицей в депо. А как же Галя? Не тот она человек, чтобы бездельничать, когда вся страна трудится для фронта! Отношения с местными ребятами складывались непросто, однако, довольно скоро организовалась среди детей своеобразная агитбригада. Приходили на станцию, ожидая составы, идущие с бойцами на фронт, и санитарные поезда, возвращавшиеся обратно. Устраивали концерты, поднимая боевой дух бойцов, и новобранцы нередко выходили из вагонов, чтобы петь вместе с ребятами. Делились на две бригады и обходили с песнями и стихами все вагоны, встречаясь в середине поезда. Бывало, что состав в это время уже набирал ход, и тогда прыжки с подножки под насыпь, или путешествие до следующей станции. Иногда санитарки предлагали "артистам" солдатской каши, и те, всегда голодные, не отказывались. Вот только положить-то ее было некуда, и укладывали горяченькую за пазуху, перетянув майки бечевкой.

Хлеб по карточкам, отсутствие самых простых и необходимых вещей, лучинки и огонька, чтобы ее зажечь. Имевшие керосиновую лампу и спички считались людьми состоятельными. Дрова приходилось добывать на станции, где любая оставленная на платформе доска считалась сокровищем. Соседка Гали, жена офицера, получавшая от мужа денежный аттестат, иногда просила девочку прополоскать белье. Та охотно соглашалась, хоть от такой работы руки немели в ледяной проруби. Зато за труд получала девочка настоящие домашние лепешки и сладкий чай.

Сестра на правах старшей делит дневную норму хлеба, а Галя замечает, что ее ломтик опять тоньше сестринского. А та серьезно объясняет, у младшей–то горбушка, а корочка, она плотнее, значит, все по-честному!

По вечерам, лежа в постели, прикрывала девочка глаза, и видела перед собой раненных бойцов, перед которыми выступала в санитарных поездах, с пустыми рукавами, костылями, забинтованными порой так, что на лице только одна щель оставалась, чтобы пищу принимать. Долго не могла уснуть, переживая от жалости и своего бессилия помочь.

Поворотом судьбы, забросившей мою героиню в Горький, стала встреча мамы со своей сестрой, приехавшей в Киров на гастроли с оперным театром, где она работала в костюмерном цехе. Там же нашлось место и для родственницы, и семья стала перебираться в город на Волге. Галя присоединилась к маме еще в Кирове, добравшись туда из Шарьи в угольном ящике и ошеломив своим видом сначала администратора респектабельной гостиницы, а потом маму с тетей. Некоторое время новоселы прожили в костюмерном цехе, устраиваясь спать под огромным гладильным агрегатом, а потом получили от театра комнату. Бабушку забрал к себе старший сын, военный.

Началась обычная мирная жизнь, учеба в школе, где Галя была старшей из всего класса, пропустив два года во время войны.
Мама привела ее в балетную студию, но девочке не понравилось часами стоять у станка, отрабатывая одни и те же упражнения. Ее деятельная натура требовала разнообразия и интенсивного движения, и в 14 лет она стала заниматься спортивной гимнастикой и сразу же добилась больших успехов. Причину Галина Васильевна объясняет тем, что на всех спортивных снарядах выступала бесстрашно, не боясь ни падений, ни травм. А чего бояться девочке, привыкшей прыгать с идущего поезда, на ходу подтягиваться на подножку, забрасывая ногу выше головы, и пробегать под готовыми тронуться вагонами?

И только однажды так жгуче напомнила о себе война, разбередив затянувшиеся , казалось бы, душевные раны. В 1946 году у Чкаловской лестницы подошел к Гале светловолосый, плотного сложения мужчина и попытался положить руку на плечо, говоря что-то на ломаном русском языке.
-Пленный немец, - услышала девушка у себя за спиной, и шарахнулась в сторону со слезами на глазах. И не могли взять в толк девчонки, чего это так испугалась их бесстрашная подруга? Война закончилась, и этот немец, побежденный и нестрашный, вот эту лестницу строил с другими такими же. Но, по счастью, Галиным подружкам не довелось видеть того взгляда из-под темных очков, глаз чудовища, хладнокровно расстреливающего из пулемета беззащитных детей!

В 1950 поступила Галя Савельева в Горьковский техникум физкультуры имени В.П. Чкалова. Учеба на факультете физвоспитания нашего пединститута , и заочно - в Ленинградском им. Герцена. Сдача норматива на мастера спорта, участие в союзных (дважды, в том числе с легендарной Ларисой Латыниной.) и республиканских соревнованиях. Преподавание в Водном институте. Здесь же на спортивной кафедре познакомилась с будущим мужем гимнастом Борисом Турукаловым. Крепкая семья, общие интересы на работе и дома, взаимное понимание. Чемпионка вузов, области, города, ЦС ДСО "Водник". После ухода на пенсию - работа учителем физкультуры в средней школе № 35, кружок аэробики в родном Водном.

Рассматриваем немногочисленные черно-белые фото и вырезки из газет. Миниатюрная девочка с аккуратно подобранными косами немыслимо изогнулась на параллельных брусьях. А вот она юная, но уже уверенная в себе делает шпагат и балансирует в стойке высоко на брусе. Молодая девушка c грациозной гуттаперчевой фигуркой – это сдача госэкзаменов по гимнастике в институте. Альманах "Спортивный Горький" за 1963 год. Мастер спорта Галина Савельева выступает в сборной области по спортивной гимнастике. Ее уже называют "ветераном". Пожилая женщина легко села на шпагат на полу спортивного зала, широко раскинув руки и весело улыбаясь.

И все как-то ладилось у Гали Савельевой - Галины Турукаловой – спортивные успехи, семейная жизнь. Рождение ребенка после завершения карьеры в большом спорте, через десять лет решилась на второго. Будто кто-то незримо помогал девочке, немало встретившей испытаний на своем пути. Или не кто-то, а Господь и Ангелы Его хранили комсомолку и спортсменку Галю с того момента, когда питерская бабушка привела ее в храм Спаса-на-Крови в Петербурге. Спасали от пуль пикирующего бомбардировщика, не давали разбиться в прыжках с поезда и на самых сложных спортивных снарядах. Помогали устроить благополучную семью и добрые отношения с родителями мужа. С мужем, кстати, прожила Галина Васильевна немного меньше пятидесяти лет, чуть не до золотой свадьбы, всегда в согласии, в том числе в самом главном. Как-то в начале девяностых шли они вместе по Рождественской улице, и вдруг услышали наплывающий с горы звон церковных колоколов (вероятно, Строгановской церкви, вновь открытой для служения в 1993 году). Супруг, задумчиво произнес:
-Какие стройные звуки! Видно, у звонаря хороший музыкальный слух.
И с того дня стала семейная чета посещать церковные службы в открывающихся храмах города.

Можно, конечно, считать случайностью, что школе № 35 познакомилась Галина Васильевна с преподавателем основ православной культуры Орловой Еленой Павловной и приняла ее приглашение вести занятия физкультурой в воскресной школе храма в честь Рождества Иоанна Предтечи, где когда-то чемпионка города по спортивной гимнастике подписывала разные бумаги в располагавшемся там городском комитете по физкультуре и спорту. Можно верить в случайность, но мне больше по душе вера в промысел Божий.

На празднике, посвященном окончанию учебного года, поздравляют православные дети свою учительницу физкультуры с Днем Победы. И она с неиссякаемым энтузиазмом проводит с ними спортивные соревнования. Умеет Галина Васильевна направить кипучую энергию ребят в нужное русло! И они относятся с уважением к своему учителю, не обижаются на ее высокую требовательность. Не менее семидесяти лет разницы между этими поколениями, но под сенью храма живет их драгоценная связь.

Июнь 2017.
Нижний Новгород.
Евгения Карезина.

У Вас недостаточно прав для комментирования.

Контакты

Воскресная школа
Адрес: 603001, Нижний Новгород, Ивановский съезд, д.1А
Жигун Анастасия Анатольевна
Директор воскресной школы

+7 910 796–62–81